Разотождествление

Над нами властвует все то, с чем мы себя отож­дествляем. Мы можем властвовать над тем и контроли­ровать все то, с чем мы себя раз отождествили.

Опыт сущностного самоосознания, осознания себя собой ( я — это «я») неявно присутствует в сознании любого человека. Именно опыт такого рода отличав! наше сознание от сознания животных — существ созна­тельных, но не самосознательных. Вместе с тем люди сознают себя, как правило, действительно не столько явно, сколько «неявно». Они сознают себя очень смутно и искаженно, ибо самоосознание у них обычно смешано с содержаниями сознания и скрыто этими содержа­ниями.

Непрерывный поток различных восприятий затума­нивает ясность сознания, приводя к ошибочному отождествлению себя с содержанием сознания, а не сознанием как таковым. Чтобы сделать явным свое самоосознание, нужно сперва разотождествить себя с содержаниями сознания.

Конкретно говоря, большинство людей отождеств­ляют себя с тем содержанием сознания, которое вызывает у них в данный момент чувство наибольшей полноты жизни, кажется им самым настоящим, самым глубоким.

Обычно такое отождествление себя с какой-то своей частью связано с ведущей психической функцией или главной ролью, которую мы играем в жизни. Отож­дествление может принимать самые разнообразные формы. Некоторые люди отождествляют себя со своим телом. Они переживают себя, а нередко и говорят о себе

преимущественно в категориях физических ощущений; иными словами, они живут так, как если бы были своим телом. Другие отождествляются со своими чувствами; они переживают и описывают свою жизнь языком чувств, считая их центральной и самой близкой себе частью своей натуры, тогда как мысли и ощущения воспринимаются ими как нечто отвлеченное и даже несколько обособленное. Те, кто отождествляется со своим умом, предпочитают описывать себя языком интеллектуальных конструкций,— далее тогда, когда их спрашивают о том, что они чувствуют. Нередко они считают чувства и ощущения чем-то второстепенным, недостойным внимания и почти не осознают их. Многие отождествляются со своей ролью; при этом они живут, работают и воспринимают себя в рамках этой роли, — например, роли «матери», «мужа», «жены», «сту­дента», «предпринимателя», «учителя» и т. д.

Такое отождествление себя с одной из своих частей может какое-то время вполне удовлетворять человека; но оно имеет серьезные недостатки.; Оно не позволяет обрести опыт раскрытия себя для себя, опыт глубинно­го отождествления с самим собою, познания истинного себя. Оно исключает или значительно понижает .способность к отождествлению с остальными частями личности, способность радоваться им и полноценно использовать их. В результате такого частичного самоотождествления «нормальное» самопроявление человека ограничено и являет миру лишь часть того, кем он может быть. Осознание или даже неосознанное ощущение того, что он по какой-то причине не имеет доступа к осуществлению значительной части своих возможностей, может вызвать у человека подавлен­ное состояние и болезненное чувство неполноцен­ности.

Продолжительное отождествление со своей ролью или ведущей функцией часто и почти неизбежно приводит в конечном счете к осложнению жизненной ситуации, рано или поздно давая о, себе знать чувством утраты и даже отчаяния, как в случае со спортсменом, который теряет с возрастом свою силу, актрисой, очарование которой блекнет, матерью, дети которой вырастают и покидают ее, или школьником, который оказывается подавлен грузом новой ответственности после окончания школы. Подобные ситуации могут вызвать серьезный и нередко весьма болезненный кризис. Его можно расценивать как своего рода психологическое «умирание». Никакие судорожные попытки сохранить свою жизнь в рамках прежней самотождественности здесь не помогут. Единственно верным решением проблемы может быть лишь «второе рождение», то есть новое и более широкое отож­дествление. Иногда в этот процесс вовлекается вся личность, что приводит к ее пробуждению или «рождению» на новом уровне бытия. Процесс такого умирания и возрождения был символически представ­лен в ритуалах различных мистерий, он переживался и описывался в религиозных терминах многими мистиками. В настоящее время он заново открыт и осмыслен как процесс обретения надличного опыта.

[related_posts]

[fbshare type=”button”] [google_plusone size=”standard” annotation=”none” language=”English (UK)”]